• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: буквы в строчку (список заголовков)
05:44 

сказка.

an overture to illumination.
В общем, жил был на свете мальчик. Жил в обычной хрущевке, любил сидеть под столом и смотреть в темноту замершим взглядом. фантазия у него была славная, он видел целые миры у себя в голове, но для своего возраста был развит слабо. он не умел излагать свои мысли, смущался чужих и терпеть не мог выходить на улицу.
сейчас бы сказали про него "аутист". тогда не говорили такого, в девяностых не было диагноза аутизм, мальчик мог быть либо дауном либо же шизофреником. поэтому родители терпели и к докторам не вели, да и в школу, в общем-то тоже отдавать не спешили. была у неготолько такая подстольная жизнь.
день, о котором я хочу рассказать..

@темы: буквы в строчку

19:15 

прыги.

an overture to illumination.
и вот сейчас я сижу и думаю. есть ли мне смысл снова прыгать с моста?
с одной стороны, хочется, конечно.
а с другой. я так отчетливо помню это ощущение.


@темы: буквы в строчку, пешу о других, люди на картинках

01:35 

an overture to illumination.
здесь... хорошо
темно и тихо
черная вода - у самых кончиков пальцев
но, впрочем, сырость не ощущается
а на дне, где-то у противоположной, невидимой в темноте стены, живут большие черные рыбы
с честными и ясными глазами

а на моем запстье узелком завязан кончик тонкой нити
она уходит сквозь окошко под потолком куда-то туда, во внешний мир
где шумно, солнечно и людно
иногда люди подходят к моему окошку и дергают за нитку
легонько
совсем легонько

возможно, это люди, которые про меня знают
они помнят про меня, они говорят как бы "эгегей!.. привет!.."

а может, эта веревочка свисает из автомата со жвачкой на углу какой-нибудь улицы
и в протянутые ладони градом падают разноцветные сладкие шарики

но я об этом уже не узнаю
зато у меня есть рыбы.

@темы: буквы в строчку, неотмира сего

03:47 

an overture to illumination.
вжимаясь в разрез
истерзанных губ,
я помню всю нежность в твоем исполненьи
на моем теле,
на виолончели.
прошу тебя только,
молчи.
если вспомнится днем -
забудь.
вспоминай меня только ночью.

хочешь?
мы будем идти по дну
самой светлой реки.
волосы будут вверх
- как водоросли легки.
мы будем вечно тонуть,
за рыб хвататься руками,
(не видишь? уже плавниками!)
хвостами цепляясь за суть,
сливаясь друг с другом.

все будет идти по кругу,
и в реку введут лошадей,
ноги сотен других людей
сотрут нашу память
о пальцах
на коже.
ты любишь меня?
я тоже.

@темы: буквы в строчку

00:35 

an overture to illumination.
боже мой, как не цельна, бесцельна я этой зимой.
я как рыба хек из коробки, как трактор, стоящий в пробке, как кем-то разбитый стакан у кассы в школьной столовой.
так хочется сделаться новой. без этих страданий и поз, я хочу себя видеть в рост - хорошей, красивой и доброй.
вне пределов щкольной столовой.
вне пределов коробки и моря..а где-нибудь там, на просторе..
вот дерево, скажем, дуб,
он кудряв, спокоен и туп.

но он со мною, увы, не захочет меняться.

@темы: буквы в столбик, буквы в строчку

01:18 

Сказка о Ханне.

an overture to illumination.
В горном ущелье стояла хижина, стены которой опирались на деревья, а порогом для которой служили камни.
В хижине жил одинокий и сильный человек, воспитывающий свою дочь с любовью и вниманием.
Дочь его, светлая Ханна, юность провела в горах, прыгая по скалам горной серной и собирая для отца коренья и ягоды, которые он мастерски готовил в божественные кушанья. Ханна была беспечней бабочки и легче чайки, ее глаза сияли радостью всякий день, когда на небе светило солнце.
В далеком детстве Ханна нашла на скалах гигантское гнездо, в котором жили большие и смелые птицы. Они не испугались девочки, которая уселась рядом с гнездом и улыбалась птицам так же, как улетают вдаль облака.
Читать сказку дальше

@темы: буквы в строчку

23:26 

а я сказку написала.

an overture to illumination.
жил был на свете маленький слон.
ловил бабочек, собирал одуванчики и кушал побеги молодых деревьев.
однажды пришла к слонику мама-слониха и сказала сыну:
-ты должен быть самостоятельным.
слоник подпрыгнул и стал немножечко больше в размере.
бегать за бабочками стало сложнее и пришлось слону дружить с красивыми большими гусеницами
потом пришел к слонику папа-слон и сказал:
-ты должен быть рассудительным.
слоник понял, что он снова вырос и стал больше, намного больше.
даже и за гусеницами ему было теперь не угнаться.
к нему повадились ходить разные родственники-слоны.
они советовали ему быть умнее, красивее, успешнее и прагматичнее.
наш маленький слоник рос и рос, и в один прекрасный момент понял, что и вовсе не может двинуться с места.
тогда к нему пришел один из трех Главных Слонов и сказал, что настал его черед держать на себе маленький кусочек земли.
наш слоник вздохнул, пригнулся и принял на плечи огромную тяжесть.
ему было грустно, оттого что он не мог дружить ни с кем из тех, кого любил раньше.
Пришла пора дождей, дожди все лили и лили, не прекращаясь.. однажды слон посмотрел на свое отражение в луже и сказал себе:
-я должен быть мудрым.
он тут же превратился в облако, и его подхватило ветром. он летел над землей все дальше и дальше, смотрел на рассудительных родственников-слонов и гонялся за другими облаками.
никто из слонов так и не понял, куда он запропастился.

@темы: буквы в строчку

00:58 

an overture to illumination.
что ты знаешь о моих чувствах? ничего, как и я сама. как и я сама, ты так странно молчишь,
когда я целую твой татуированный живот. нет больше сил не дрожать, когда ты берешь мою руку.
и я ухожу, не к тебе, а к другим. и вот нет сил остаться, убежать на небо, до скуки, до крови, до алчущих спазмов.
мы ели друг друга без вилок этой весной.но я опять ухожу, к разноцветным и разным..
и не с тобой.

@темы: буквы в строчку, крабз лаф, неотмира сего

21:03 

an overture to illumination.
самый правильный способ свихнуться - когда ты уходишь, чтобы вернуться,
чтобы согреть свои руки в карманах, конечно, твоих.
чтобы пить шоколад и не думать о времени,
чтобы сидеть в желто-лампочной лени,
чтобы смотреть в эти темные окна и видеть тебя и себя.

@темы: крабз лаф, буквы в строчку

23:30 

черт побери. я ненавижу вас.

an overture to illumination.
Под растрескавшимся небом прозрачные здания отражают птиц, отражают грязь, прозрачные здания впускают и выплевывают обратно людей. Трамваи уезжают, приезжают автобусы на колесах, выдыхают темным едким дымом, и кажется, что ничего не существует и не существовало никогда, и ужасно хочется взять и вытереть тучи с неба, чтобы было видно, как там взлетают ракеты, как они взрываются и падают бессмысленными грудами железа.
Как что-то бьется и тоже взрывается где-то глубоко внутри, потому что нет больше сил смотреть на автобусы и трамваи, нет больше сил говорить, смеяться и бегать, хочется посмотреть в глаза вагоновожатой, в момент понимания и соприкосновения вымысла с реальностью, а обледенелого железа с белой прозрачной кожей.
Ужас в глазах? Ну что вы.
Нет ничего интересней полета птицы над Берлином или крылатого человека с фанерой в руках над Парижем.
На этой фанере он маркером рисует птиц и облака, он вешает эти кусочки фанеры, где только может, а повсюду трубы и дым, по небу тоже ездят автобусы, небесные автобусы не давят людей, а только выдыхают дым.
Людей там все равно нет, а есть только ракеты, маленькие ракеты, которые не нужно давить, они прекрасно уничтожают себя сами, они смотрят на землю, считают до трех и взрываются, потому что нет ничего прекрасней – смотреть на землю сквозь клубы своего собственного дыма.
А по земле ходят люди, они хотят убить всех вокруг кроме самих себя.
Они пишут грязные тексты вроде этого, они не верят в любовь, они ездят на автобусах, постоянно сплевывая накопившуюся желчь.
Асфальт дымится под грязным снегом, внутри меня по венам летают маленькие ракетки и каждая из них уже готова сосчитать до трех.
Я вижу глаза вагоновожатой.
Она смотрит на меня пристально, дает трамваю передний ход, и я знаю, что она мысленно признается мне в любви.

@темы: буквы в строчку

00:02 

an overture to illumination.
Если вдруг станет грустно - скажи, и я буду рядом. И приходи случайно, если вдруг грустно мне.
И все эти глупые мысли - тайны(или не тайны?), растаят, как легкий снег, подлетающий к теплой земле.
Я буду сиреневым птицем сидеть в оранжевых листьях, я буду пить шоколад, сидя на мостовой.
И, иногда краснея, называть тебя, скажем, "мистер", чтобы смешнее было, я буду махать рукой.
И все это пусть проходит, шагая прозрачной улицей, все это, в общем-то, бред, не стоит и пары слов.
Но если вдруг станет грустно (возможно, я буду хмуриться), давай просто шить из наволочек смешных разноцветных слонов.

@темы: неотмира сего, буквы в строчку, пешу о себе

19:48 

an overture to illumination.
Обычно в восемь зимних часов утра на небо смотреть не слишком приятно.
Нет там ничего интересного, обглоданные ветки, озлобленные вороны, по крышам ходят похмелившиеся дворники.
А сегодня там было далекое небо, совершенно безумно-заоблачного оттенка, на фоне этого цвета ветки смотрелись намного выигрышней.
Когда стоишь на трамвайной остановке, и тебе в рукава задувает ветер, то интересно смотреть, как такое небо проплывает в заснеженном рельсе.
Рядом стоит красивая девочка, девочка одета в длинную шерстяную юбку, а голубоватый мех смешно окружает ее по-детски припухлые щеки.
Девочка кладет свой пакет на землю, смотрит на маленьких дворников сверху, смотрит на меня, превращается в трамвай и уезжает.
Из пакета по снегу катятся зеленые яблоки.

Потом уже вечер, часов семь или восемь.
Полутемные стены коридора кое-где подсвечены фонарями, а из аудитории раздается приглушенный смех и загадочный шепот.
Две молоденькие учительницы – по арифметике и французскому – играли на классной доске в крестики-нолики. В тот момент, как за дверью кто-то громко зашаркал по полу, обе девушки побросали мел и спрятались за штору, самозабвенно хихикая.
В класс вошел директор, сбросил ботинки, пошевелил пальцами в оранжевых носках и открыл окно.
Когда обе учительницы выглянули из-за шторки, в классе уже никого не было.
Коричневые кожаные ботинки так и остались валяться у входа.

Пока я добиралась до метро, они попадались на моем пути несколько раз.
Когда мы вместе стояли на автобусной остановке, девушка посмотрела на меня своими сверкающими желтыми глазами и улыбнулась, а парень меня не заметил вовсе. У него был длинный нос и растрепанные черные волосы, и ему ужасно хотелось ее согреть.
Когда они заходили в автобус, он обнял ее за талию и она легко взлетела по ступенькам следом за ним.
Потом уже, внутри, в автобусе, она все смотрела на меня, протягивала ему свои наушники, на него она тоже смотрела, очень нежно, кажется, она беспокоилась, что его нос сильно замерзнет.
Потом они вышли из автобуса, держась за руки, а в переднюю дверь уже заходила новая парочка. Она - со сверкающими зелеными глазами и он – с выдающимся кадыком и подбородком.
Они оба посмотрели на меня и улыбнулись. Я улыбнулась им в ответ как старым знакомым.

Когда я уже добралась до метро и забежала в вагон, там сидел очень грустный длинноволосый мальчик, который то ли спал, то ли плакал.
Сначала он все смотрел на меня, а когда поезд разогнался в туннеле, он встал, протянул мне какую-то бумажку, повис на поручне и прыгнул. Его тут же засосало в сдвинутую створку окна, и он стремительно исчез где-то в хвосте поезда.
В бумажке были выписки из справочника начинающего шахматиста за 1979 год.

Когда я вышла на улицу, то была практически ночь.
Навстречу мне шел уже совершенно пьяный дворник в кожаных коричневых ботинках.
Он грыз зеленые яблоки и напевал что-то из Битлз.

@темы: крабз лаф, буквы в строчку, пешу о других

21:11 

an overture to illumination.
Девушки со светлыми кудрявыми волосами и в черных-черных пальто.
Тоненькие мальчики с большими голубыми глазами в черных-черных пальто.
Пустынные улицы арбата, где мимолетом проходит кто-то в черном-черном пальто.

А мы бежим через светофоры и улицы, нас сдувает ветром, вырывает волосы, мы говорим про чужие смерти и пытаемся согреть друг другу руки.
Мы ужасно замерзли, а ты - в черном-черном пальто.
На той стороне реки кто-то кричит и машет нам руками.

Мы заворачиваем в маленькое кафе, ты вешаешь еще одно черное пальто на вешалку, садишься в кресло, пьешь свой шоколад и засыпаешь.

@темы: крабз лаф, неотмира сего, буквы в строчку, я лиричен

21:32 

an overture to illumination.
Я - девочка с карманной радугой, и надо бы мне быть скромней и спокойней.
Спой мне, ты, человек с гитарой и трубкой. Из капитанской рубки ты смотришь мне прямо в глаза. И как не сказать?
Мы не виделись тысячу лет, да, привет. Все так изменилось, я тебе снилась?
Прости, я не знала, я только с вокзала, устала, довольна.
И я неспокойна, курю твою трубку. Мы целуемся в шутку, рады мы.
Надо.
Бы.

@темы: буквы в строчку

22:33 

an overture to illumination.
Днями меня не хватает, ночами уже не мечтаю, все знаю, как знаю, как пожелаю - конечно же, только я.
Не нахожу в своих снах, ищу так упорно-настойчиво, и нахожу, естественно, кое-чего, но и не слишком-то много.
На снимках профешнл-камерой, но неуклюжим фотографом, я так похожа на бога, ты тоже на бога, немного, наверное, боком, о да.
Ммм, и эта среда - сегодняшний день, сегодня мне лень о тебе вспоминать, ведь как знать, кто ты такой на самом-то деле.
Я пробираюсь к себе еле-еле - здесь столько людей и мыслей, все, это все, мы наконец-то вышли, моя остановка - конечная.
Ты хрустишь на зубах, как сахар, возможно, жженый.
Поезда-пассажиры и встречные, нам по пути - или так, или млечные, мы же беспечные, да? Не грусти.
Ты и твой взгляд - шоколад, вредный сахар, убийственный яд.
Ты жженый, смущенный, мне же немного душно.
Ты невлюбленный.
Я равнодушная.

@темы: крабз лаф, буквы в строчку

16:06 

an overture to illumination.
Нет больше воздуха, между нами живут только рыбы, но они никому не расскажут.
Черные листья с корицей - печенья, ты пьешь чай из кружки и ловишь мгновенья, это все незаконно, но весело, а за окном как обычно - вода.
И капает снег по лицу, теперь мы на улицу, на бегу надевая шарфы и платки, на бегу расправляя хвосты, плавники, и легко, аккуратно, по линии сгиба наверх - от земли.
Молчаливые рыбы, мы в этом снегу без зонтов проплываем по крышам, конечно же слышим, как диктор ТВ всем опять говорит про войну.
Но мы опять мимо, нам мило в листве и корице, вода на ресницах, зонты.
У меня же есть только ты.
А небу всё только снится.

@темы: крабз лаф, буквы в строчку, я лиричен

00:47 

an overture to illumination.
надрываюсь, скручиваюсь под маяковсвкого, кожа на плечах белая под холодными пальцами, ноготки подстрижены коротко, не царапаются, вдавливаются беззвучно, как обезумевшая рыба плачет на берегу, и я смотрю все глубже в себя, а там бездна, и бездна смотрит мне прямо в глаза, и зеленые яблоки мудрости, падая, не задевают меня, и мне хочется налетать с разбегу на стекла, и убегать по траве, падая, чтобы только слушать, слушать этот голос, раскрываться в этом запахе, лаская пальцами зеленую деревяшку.

и я никому не расскажу, что же все это на самом деле значит, потому что тебя не существует, только деревяшка зеленая, да кожа белая и маяковский, и я спиной к ледяному стеклу.
остываю.

@темы: крабз лаф, неотмира сего, буквы в строчку

23:12 

по образам недавней прогулки. ххх.

an overture to illumination.
я выжимаю себя до икоты, и серое небо упрячет меня среди мешанины оранжевых листьев, и я убегаю, мне хочется плакать, мне хочется спать, натужные ноты, стихи на обмане, и ручка в камане, и солнце в кармане.
и запах повсюду, твой запах все ближе, и звуки гитары затылок мне лижут, и хочется верить, что мы идеальны, что это специально. И мы ненормальны, случайные жесты, дебильные квесты на смелость, на храбрость, на вкус поцелуев, и ты мне даруешь прозрачную осень, привет.
и хочется верить, и надо бы, надо,
мои-твои пальцы, вся эта любовь,
пропахли портвейном и ладаном.

и в этой твоей тишине.
и в моей тишине.
сгорают листы, и обрывки, и струны..
я себе вырезаю на косточках руны
и по бордюру иду за тобой.
бросаю, бросаю, бросаю, бросаю..
и знаю,
что каждая руна будет пустой.

@темы: крабз лаф, неотмира сего, буквы в строчку

23:14 

пишу.

an overture to illumination.
хожу по чужим страницам, смотрю на чужие лица, и хмурый наш город - ничей, на самом-то деле.
он тратит себя на одежду, он смотрит в свои же витрины, теряется где-то между звездой и разорвавшейся миной.
а ты? ты меня не оставишь, ты будешь сидеть у постели, и мы однозначно не верим, что что-то могло быть иначе.
и косточки бедер все так же причастны, мы страстны, мы разны, и действует безотказно закон притяжения тел.
и кто-то кушает мел, а кто-то свиные сосиски, мы же сегодня так близко, и мы поглощаем друг друга.. до дна?
весна.
нет, не весна, уже осень, и завтра мне вставать в восемь, и мы друг друга не бросим, правда?.
мы жмуриться будем невинно,
лететь будем дальше и дальше..
между звездой.
и разорвавшейся миной.

@темы: крабз лаф, буквы в строчку

18:55 

an overture to illumination.
Движение остановилось, все правильно, я не умру без него, а он не умрет без меня, и нет искры зажигающей, воспламеняющей, чтобы до боли, до крика, бликом по сердцу, и чтоб разрывало, ни дня без признанья. Послания. Очарование, в ванне скопилось так много тоскливо желтеющих уток, без шуток, это тупик. На миг представляю себе мир без тебя.
И не поверишь - он не становится хуже.

@темы: буквы в строчку

an overture to illumination

главная